Top-soc

Древний Улюлюйск

Об Улюлюйске писали многие античные авторы, включая Геродота, Страбона, Азиния Поллиона, Корнелия Непота и Диогена Лаэртского. Крупнейшим памятником величию древнего Улюлюйска является сочинение Путинида из Селигера — О знаменитых мужах (De viris illustribus) в 14 856 книгах. Сочинение долго считалось утраченным, пока улюлюйские краеведы не нашли в районной библиотеке 578 из 14 856 книг. Малая толика, но и она позволяет судить о славе древнеулюлюйского оружия, блеске улюлюйских властителей и богатом культурном наследии нашего края.


Официальные аккаунты Путинида в социальных сетях, созданные благодаря изобретённой КБ им. Петрика машине времени: ВКонтакте | Facebook | Livejournal

На фото: бюст Путинида из Селигера

ДЕМЕТРИЙ (DEMETRIOS)

1. О происхождении Деметрия рассказывают различно. Одни говорят, что он был сыном вольноотпущенника божественного Владимира или даже сам вольноотпущенником Владимира, получившим свободу за какие-то заслуги. Другие - что отцом его был Анатолий, префект Петрополитании, отец Ксении Канис, о которой я уже рассказывал. Таким образом, он был братом Ксении и божественного Владимира, если верно то, что божественный Владимир был усыновлён Анатолием. Третьи согласны, что отца его звали Анатолий, но это был не тот Анатолий, который был префектом Петрополитании, а Онотолей, философ, о котором я собираюсь рассказать в своё время*.

2. Сам он не опровергал и не подтверждал ни одно из этих предположений, за исключением слухов о рабском происхождении, которые он отвергал с негодованием и даже написал об этом сочинение "Против хулителей". В нём он, между прочим, указывает, что род Анатолианов, или, на греческий манер, Онотолидов, восходит к Небесной Медведице, а через неё к Юпитеру. Полное его имя, следовательно, должно было быть Деметрий Анатолиан Урсус**. Будучи усыновлён божественным Владимиром и сделавшись его соправителем, он принял также имена Цезаря и Виатора***.

3. Рождению его предшествовали следующие знамения. Видели орла, кружившего над форумом и севшего на статую божественного Иосифа. При ближайшем рассмотрении, однако, орёл оказался курицей, неизвестно как взгромоздившейся на облачённую в тогу статую. При жертвоприношении, совершавшемся одним отцом семейства, у жертвенного животного вовсе не оказалось внутренностей. Много скота и других животных родили в этот год уродливое потомство необычайно малых размеров. Коровы рожали телят размером с крольчонка, овцы - ягнят размером с крысу, козы - козлят размером не более полевой мыши.

На фото: Деметрий. Паросский мрамор

4. Уже в детстве многие считали его слабоумным. До пяти лет он будто бы не умел говорить, да и впоследствии, когда приходилось сказать что-либо длиннее трёх слов кряду, путался, пускал слюну и вращал глазами. Желая избавиться от позорящих его обвинений, он принялся за изучение права и, когда пришло время менять претексту на тогу совершеннолетнего, он уже был настолько сведущ в юридических знаниях, что сразу же стал выступать в суде. Впоследствии он предпочёл выступлениям перед народом призвание учителя права и почти состарился на этом поприще, когда судьба внезапно вознесла его из ничтожества на самые вершины могущества.

5. Божественного Владимира он знал, ещё когда тот был частным человеком. Получив инсигнии от божественного Владимира, он некоторое время правил один, когда же задумался о соправителе, сделал им Деметрия. В качестве причины называют то, что, будучи мал ростом и вообще неказист внешне, Владимир искал кого-нибудь ещё меньше и ещё неказистей, а лучше вообще карлика и урода, чтобы рядом с ним казаться высоким и отличающимся даже некоторой красотой. Другие считают, что Деметрий каким-то образом соблазнил Владимира или был соблазнён им. Так или иначе, он сделался его любовником и со временем уговорил поделиться с собой властью. Есть и такие, по чьему мнению божественный Владимир уже тогда повредился в уме. Переходя от блестящего начала своего правления к чудовищному продолжению, он взял в соправителя слабоумного и урода, желая этим не то поглумиться над Сенатом и народом, не то проверить, как они отнесутся к такой выходке.

6. Как бы то ни было, божественный Владимир усыновил его, даровав своё имя, а Сенат - имя Цезаря. Тогда же он был избран консулом и занимал эту должность четыре срока подряд, не допуская даже суффектов.

7. Игр он не учреждал и не проводил, за исключением, хотя и добился, чтобы Олимпийские игры были перенесены из Ахайи в пределы империи. Он будто бы сам выбрал для них новое место и перестроил город, в которых решено было их проводить. Также и состязания по игре в мяч, любимые в равной степени гражданами и варварами, он перенёс из-за лимеса, хотя честь проведения их предоставил Владимиру. Другие утверждают, что заслуги Деметрия в этом нет, а игры в империю перенёс божественный Владимир, из скромности пользуясь именем соправителя.

8. Войну он вёл одну, с колхами. Колхи живут за горой Кавказ, с левой её части, которая примыкает к Понту. Далее, в средней части Кавказа, обитают армяне, справа же, возле Гирканского моря - гирканские парфяне. Есть также множество народов менее известных, занимающих области между колхами, армянами и парфянами. Ту сторону Кавказа, с которой дует Борей, занимают более десятка народов, из которых более всего известны кикены. Итак, колхи, прежде платившие дань Августам, отпали от нас после низвержения Михаила Августа и принялись притеснять соседние народы, среди которых были аланы. Эти-то аланы обратились с просьбой о помощи к Деметрию. Видя несправедливость, которую колхи совершают по отношению к аланам, или же желая наказать колхов за их непослушность, он направил туда три легиона, которые разбили колхов и за несколько дней окончили войну. Таким образом, в военных делах он был удачлив, хотя и не вёл войны сам, а поручал их консулярам и войсковым трибунам.

9. Благочестия он был исключительного. Видя, что граждане погрязли в разврате и богослужения запущены, он не только восстановил множество храмов, но и ввёл новых богов, среди которых Либера и Нануса. Первый был богом свободы, которую принёс Деметрий после долгих лет тирании, второй - покровителем нового раздела философии, которое он сам учредил. Рассказывают, что в первое время он хотел сделать Нануса божеством некоего нового вида торговли или, как говорят другие - ремесла, состоящего в изготовлении машин ничтожнейшего размера, которые бы проникали повсюду и трудились за свободнорождённых и за рабов. Не добившись, однако, никакого успеха в изготовлении этих машин, он перевёл дело Нануса из ремесла в философию, а скорее даже в богослужение. Главой коллегии он назначил некоего Чубайса, человека пустого и лживого, во второе консульство божественного Бориса и с его попустительства ограбившего народ.

10. Отеческие обычаи он презирал, во всём предпочитая даже не греков, а закоренелых варваров из-за лимеса. Не только с царями, но и с частными лицами из варваров он обращался униженно, как если бы каждый из них был Августом, а не он, Деметрий. Какому-то Иобсу он писал:

Деметрий Август многомудрому сиятельнейшему Иобсу желает здравствовать. Сделалось мне известно, сиятельнейший Иобс, что в твоих эргастулах выпустили новый айфон****. Пришли же мне его, как можно скорее, чтобы и я мог прикоснуться к твоему Счастью.

11. Тогу он носил только в собрании, дома и с друзьям предпочитая паллий. Рассказывают, что он даже носил штаны, как последний германец, подражая тому же Иобсу или кому-то ещё, но это мне кажется невероятным. Не довольствуясь игрой в кости, которой посвящал досуг ещё Цезарь Август, он выдумал или, вернее, ввёл из-за лимеса новое развлечение того же рода, названное им злыми птицами. Как будто и этих новшеств ему было мало, он завёл среди знати обычай заказывать тогатусы с вытянутой вперёд правой рукой и айфоном и перед зеркалом, как если бы изображался не отец семейства, а греческая гетера. Не зная, чем бы ещё заняться, он выдумал сократить время, как если бы это было делом человеческим, а не божественным. Он будто бы хотел этим добиться сокращения расстояний, но не имел успеха.

12. Властителем он показал себя скорее слабым, чем жестоким. Желая кого-нибудь наказать, он испрашивал сначала разрешение у божественного Владимира, на что тот соглашался неохотно, желая, чтобы как можно меньше народа воспринимали Деметрия всерьёз. Один раз он решился наказать префекта Города за высокомерие, не посоветовавшись с Владимиром, да и то два месяца перед тем сомневался и советовался с рабами, стоит ли столь заслуженного человека подвергать наказанию. Другой раз он подверг наказанию Алексея из Наваленсы, будучи уже магистром оффиций. Его он отлучил от своего стола, куда тот часто являлся с остротами и обвинениями.

13. Вообще, никто не может сказать с уверенностью, что из деяний Деметрия действительно было сделано им, а что по наущению или даже руками божественного Владимира. Ведь и власти своей, легко обретённой, он также легко лишился. Продержав его лишь четыре года консулом и Августом, Владимир разом лишил его того и другого, оставив на время должность магистра оффиций, но и того больше по видимости, чем в действительности.

14. Народ в отношении к нему колебался от презрения к жалости. Всадники, всегда враждебные Августам, какое-то время надеялись, что у него хватит духу поднять восстание против Владимира. Когда же он лишился должности, они, не в силах откладывать далее, подняли восстание сами.

15. Внешности он был примечательной. Ростом он, говорят, был не более трёх локтей, а весом - сорока фунтов. Руки и ноги его были необычайно малы и как-то странно искривлены, а голова казалось очень большой. Глаза у него были слегка выпуклые, нос маленький, прямой, брови всегда подняты вверх, рот широк, волосы тёмные, прямые, сохранившие свою густоту даже в преклонном возрасте. Ходил он переваливаясь с одной ноги на другую, издавая непристойные звуки и вообще был чрезвычайно уродлив. Говорят, что и в судах его слушали только потому, что хотели поглядеть на такое чудо, и иногда народу собиралось такое количество, что суд с его участием приходилось вести прямо на площадях.

16. Когда же он достиг верховной власти, он раздобыл где-то котурны невероятной высоты и ходил только в них, желая этим скрыть недостатки своего роста. А чтобы котурны не были видны из-под одеяния и не вызывали новых насмешек, он ввёл в моду длинную тогу, которая не только покрывала бы его ноги до пят, но и, спадая широкими складками, волочилась сзади. Выдумал он также специального раба, которого назвал тоганосцем. Раб этот, под видом ношения краёв его чрезмерно длинной и широкой тоги, должен был поддерживать Деметрия, когда тот нетвёрдо вышагивал на своих котурнах.

17. К красноречию на обоих языках он имел великое прилежание, однако в речах его, как я уже говорил, народ больше привлекал диковинный вид говорившего, чем форма и содержание речи. Он даже хотел выдумать новые язык и вёл в употребление несколько новых слов и написаний. Среди них известны превед, медвед, креведко. Слова эти вышли из употребления, когда он лишился власти. В этом он подражал божественному Клавдию, который ввёл новые буквы, и даже хотел превзойти его. На это указывают его собственные слова, которые единогласно передают древнейшие писатели:

Клавдий божественный, буквы ты выдумал нам в назиданье.
Я же, Деметрий, выдумал новый язык.

Другие, впрочем, указывают, что язык этот выдумали какие-то падонки - слово, значение которого мне неизвестно - он же присвоил себе честь изобретения по праву Цезаря.

18. Прозвища, которые дали ему в народе, были Айфонил и Жалкий. Айфонилом прозвали его за страсть ко всему варварскому и в особенности к айфонам, жалким - за слабость духа. Рассказывают, что животных он любил более, чем людей, и даже строил для них дома, в особенности для птиц.

19. К любовным утехам он, по общему мнению, был равнодушен как по своему нраву, так и в силу обстоятельств. Впрочем, у него будто бы была какая-то жена, но о ней более ничего неизвестно. Враги упрекали его в женоподобности, особенно из-за его связи с божественным Владимиром. Рассказывают, что он даже ревновал Владимира к другим юношам, и в особенности к мальчику по имени Никита, которого Владимир поцеловал в живот. Этого Никиту он будто бы отравил или извёл колдовством, за что и был лишён власти. Так это или нет, мне неизвестно.


* Исследователи делают вывод, что книги "О цезарях и августах" были написаны Путинидом из Селигера раньше, чем "О философах".

** ursus - медведь (лат.). В "переводе" на русский имя этого древнего императора звучало бы примерно как "Дмитрий Анатольевич Медведев".

*** Viator - Путник (лат.). Родовое имя августа Владимира, см. жизнеописание Владимира.

**** В оригинале по-гречески: αιφόνης. Значение этого слова, видимо, было не до конца понятно самому автору.