Top-soc

Древний Улюлюйск

Об Улюлюйске писали многие античные авторы, включая Геродота, Страбона, Азиния Поллиона, Корнелия Непота и Диогена Лаэртского. Крупнейшим памятником величию древнего Улюлюйска является сочинение Путинида из Селигера — О знаменитых мужах (De viris illustribus) в 14 856 книгах. Сочинение долго считалось утраченным, пока улюлюйские краеведы не нашли в районной библиотеке 578 из 14 856 книг. Малая толика, но и она позволяет судить о славе древнеулюлюйского оружия, блеске улюлюйских властителей и богатом культурном наследии нашего края.


Официальные аккаунты Путинида в социальных сетях, созданные благодаря изобретённой КБ им. Петрика машине времени: ВКонтакте | Facebook | Livejournal

На фото: бюст Путинида из Селигера

Навальный (ALEXIVS NAVALNIVS)

(Из сочинения Путинида из Селигера)


1. Алексиос происходил
из города Наваленсы, от чего получил прозвище Навальнского, или Навального. Сам он, впрочем, всё это отрицал, возводя свой род не то к германскому поэту Новалису, не то к некоему Навалу, будто бы прибывшему с Луны.

2. Отец его был центурионом Македонского легиона, впоследствии занявшимся плетением корзин и торговлей вином. Уже в детстве многое указывало на блестящую будущность Навального. Со сверстниками он держал себя высокомерно, как будто был сыном цезаря, а не простого солдата. Однажды в помещение, где играл младенец Навальный, заползли две змеи, которых Навальный, несмотря на малолетство, поймал и задушил. Вскоре за тем на грудь Навальному пал с неба орлёнок с дубовой ветвью в клюве. Вместо служанки за Навальным ходила медведица, вышедшая из леса и на правильной латыни объявившая себя посланницей богов.

3. И в дальнейшем ему во всём сопутствовало счастье, так что он даже добавил, по примеру Корнелия Суллы, к своему имени прозвище Феликс.

На фото: Навальный предводительствует восставшими

4. Обуреваемый честолюбием и желая проверить своё счастье, он по достижении совершеннолетия отправился в Дельфы. После получения даров, оракул дал ему следующий ответ:

Жертву, Навальный, тебе, за общественный счёт возожгут, -

из чего он заключил, что будет, подобно цезарям, сопричислен к богам. Ответ этот Навального очень обрадовал, ведь он уже тогда жаждал царской власти, но не делился этими мечтами ни с кем, кроме матери. Было ещё и другое предсказание, советовавшее цезарям опасаться человека с моря. А ведь имя "Навальный" чрезвычайно сходно со словом "морской". Рассказывают, что об этом прорицании знал и божественный Владимир, боявшийся Навального более всех своих противников. По этой-то причине, не допуская его на форум, он никак не решался подослать к нему убийц. Он думал, что этим может только приблизить свою кончину, и предпочитал держать Навального в отдалении.

5.Утвердившись в намерении добиваться верховной власти, Навальный решился сначала завоевать сторонников и умножить средства, необходимые для столь смелого предприятия. Сначала он примкнул к одной из партий противников Владимира, но, обнаружив ничтожность как предводителей, так и следующих за ними, отпал от неё и занялся устроением зрелищ, надеясь, по примеру Ксении, достичь известности и одновременно получить прибыль. Не добившись ни того, ни другого,он принялся проклинать оракул, давший, как он тогда думал, ложное предсказание и уже хотел броситься на меч, но был остановлен, как говорят, божественным вмешательством. Рассказывают, что Навальному, уже вынувшему из ножен короткий меч, явилась Минерва и посоветовала вместо лишения себя жизни приняться за разоблачение казнокрадов. Ведь хищения из казны достигли в то время таких размеров, что сам божественный Владимир и божественный Деметриос выступали с речами, порицающими хищения и мздоимство, но не имели никакого успеха в искоренении этого преступления. Другие же утверждают, что эта мысль была подсказана Навальному не божеством, а варварскими посланниками, желавшими через Навального поработить Империю.

6. По примеру божественного Владимира и божественного Деметриоса, Навальный принялся выступать на форуме, но порицал не разложение нравов вообще, а отдельных сенаторов и откупщиков, которых он уличал в каком-либо преступлении, причём не считал нужным скрывать их имена. Так достиг он славы борца с расхитителями казны и мздоимцами и собрал собственную партию. Только после этого решился он открыто выступить против цезарей. Ведь и сам божественный Владимир к тому времени утомил своими безумствами многих из всадников и народа, так что момент для выступления был благоприятный.

7. Убедившись, что могущество его достаточно для поднятия мятежа, Навальный собрал всех всадников и, попросив их слушаться его два дня, повелел им в первый день тяжко трудиться, во второй же устроил угощение на свои средства. Когда пиршество было окончено, Навальный обратился к ним с такой речью:

- Квириты! Хотите ли вы и дальше быть рабами божественного Владимира и тяжко трудиться, как вчера, или хотите всю свою жизнь прожить в праздности и удовольствиях, как сегодня? Идите же за мной, и я сделаю так, чтобы ваша жизнь была подобна сегодняшнему дню, а не вчерашнему!

8. Так Навальный склонил всадников к отпадению от божественного Владимира. Ведь он обещал всем гражданам, а в особенности всадникам беззаботную жизнь, а трудиться должны были исключительно варвары, которых он собирался превратить в государственных рабов наподобие спартанских илотов. В этом он отличался как от божественного Владимира, так и от тех его соперников, которые именовали себя барбарофобами, т.е. боящимися варваров. Эти барбарофобы считали за благо изгнать варваров за лимес или даже вовсе уничтожить их. Что же касается божественного Владимира, то он стремился обратить всех граждан в рабов самого себя, но не имел в этом окончательного успеха.

9. Врагов своих Навальный называл расхитителями казны и банными ворами, утверждая, что быть достойным гражданином и сторонником божественного Владимира невозможно. Этим он вызывал гнев многих владимирианцев, особенно же сенаторов, обвинявших его в клевете и оскорблении величия. Обвиняли его также в том, что, порицая разложение нравов, он и сам был не чужд присвоения государственной казны. Ведь он был в дружбе с наместником одной бедной провинции, которому помогал советом и в которой будто бы и занимался этим постыдным делом. Сам Навальный всё это отрицал.

10. Главнейшим сподвижником его была некая Чирикова, матрона, бросившая мужа и детей ради могущества. Сама же она утверждала, что следует примеру Гракхов и борется за сохранение общественной земли. Других предводителей всаднического восстания он презирал и открыто над ними глумился. Они же, зная о его счастье, не решались ни отвечать ему, ни выступить против.

11. Счастье его изменило ему только однажды или, вернее, он сам изменил ему. Дворец цезарей он хотел взять приступом, но так и не решился, хотя и намекал на это в своих речах. Как я слышал от заслуживающих доверия людей, которые знали Навального, этим он преступил против своего счастья, которое до тех пор сопутствовало ему. Будто бы и само поражение восставших случилось именно из-за этого проступка Навального, и всадники даже хотел его растерзать, но он скрылся в толпе. Тогда только, увидев, что счастье Навального изменило ему, божественный Владимир решился наконец заковать Навального в цепи и бросить в темницу...

[Здесь в рукописи лакуна. Очевидно, кто-то уронил на папирус искру, и часть свитка выгорела дотла. Рукопись возобновляется только с описания внешности Навального]

[12] ...Роста Навальный был высокого, телосложения крепкого. В детстве ему прочили славу атлета, однако он предпочёл политические занятия, физическими же состязаниями пренебрегал. Волосы он имел светлые, глаза голубые. По этой-то причине недруги в варварском происхождении. Ведь обвинение в варварском, особенно же иудейском происхождении, было тогда очень распространено в распрях. Всякий, решившийся выступить в общественном собрании и привлечь к себе внимание народа и сената, немедленно обвинялся противниками в иудейском происхождении и тайной приверженности суевериям этого народа. Навальному посчастливилось избегнуть этих обвинений.

13. Женат он был один раз на девице из рода Юлиев, от которой имел двоих детей. Нравом он был смел и решителен. Этим он вызывал ненависть одних и обожание других, у всех же в равной степени - удивление. Ведь в то время нравы пали так низко, что в силу чрезвычайного распространения изнеженности смелость стала казаться достойной удивления. И божественный Владимир, и его противники были в равной степени обуреваемы страхом. Другие же утверждают, что Навальный всего лишь искусно притворялся, будучи по природе своей скорее труслив, но воспитав мужество следующим образом. Уходя в лес, он выслеживал льва или тигра и принимался от них бегать. Так развил он крепкое телосложение вместе с мужеством. Ведь и телом он в детстве был очень слаб, преодолев этот недостаток благодаря упражнениям. Другие же приписывают это не ему, а некоему Суворову, победителю лидийцев.