Записки просветлённого

Улюлюйский край славен своими мудрецами, стекавшимися в Улюлюйск со всех концов Земли, Солнечной системы и ближайших галактик. Наиболее известен улюлюйский мудрец Ле Нин. В молодости Ле Нин совершил четырнадцать революций (в том числе трижды свергал самого себя), но впоследствии удалился от дел и посвятил свою жизнь постижению Пути. Изречения Ле Нина собраны и записаны его учениками, воздвигшими в его честь сотни памятников в окрестностях Улюлюйска.

Проповедь дао от Мастера Ле Нина: ВКонтакте | Facebook | Livejournal


На фото: мастер Ле Нин занимается постижением дао

Рейхстаг

Первый полководец Поднебесной Шой Гу штурмовал Рейхстаг. Десять тысяч солдат с четырёх сторон подбирались к зданию, забрасывая его шутихами и деревянными палками. Слышались озабоченные голоса командиров, нестройное "ура" то в том, то в другом углу изрезанного оврагами поля. Здание зловеще молчало. Наконец, с южной стороны показался Сын Неба Во Вань. Он ехал на белой кобыле в сопровождении трёх тысяч сановников и охраны. Подъехав к Рейхстагу, Во Вань вынул из-за пояса деревянный меч и изо всех сил ударил по зданию. Сделанный из картона Рейхстаг треснул, покачнулся и с шумом осел посреди грязи и пыли.

Наблюдавший за этим Ле Нин тут же сочинил такие стихи:

В небо вздымаются с гор
Могучие сосны. Рядом чахлый кустарник.
Лесом зовётся то и другое -
А сколько различий!
Вот и Рейхстаг у Во Ваня картонный.

На Валь (отрывок из классического китайского романа)

Сын Неба Во Вань пил чай со своими сановниками. Рядом с ним сидел первый сановник Поднебесной, евнух Ме Двей. Неожиданно Ме Двей изменился в лице.

 Что вас опечалило, почтенный Ме Двей?  спросил его Сын Неба, отставив чашку с чаем.

Ме Двей учтиво поклонился и отвечал:

 Я вспомнил, ваше величество, о затруднительном положении, в которое меня поставил На Валь. Вы, может быть, слышали про этого наглеца. Постоянно совершенствуя себя, он достиг небывалой силы, равной силе самого Сунь У-куна, и теперь преследует меня повсюду. Я боюсь, как бы, расправившись со мной, он не принялся за вас, ваше величество.

Сын Неба Во Вань так испугался, что бросился ничком на пол и долго не мог успокоиться. Прочитав сутру Успокоение мятущихся духов, он, наконец, смог прийти в себя.

 Расскажите же нам об этом На Вале,  спросил Во Вань, отдышавшись.

Подробнее...

Муравьи

Ле Нин посещал одну из пяти священных гор. Гора давно потеряла свой первозданный вид. На каждом пути мудрецу встречались храмы, киоски, галереи, священные камни и вереницы иероглифов, написанных несмываемой краской прямо на скалах. Желая предаться уединению, Ле Нин свернул с дороги и углубился в чащу. Вскоре шум толпы, наполнявшей киоски и храмы, затих.

Ле Нин шёл по едва заметной тропинке, тянувшейся по краю обрыва среди свойственного высокогорью сочетания лиан и хвойных деревьев. Порою его путь перерезали ручьи, устремлявшиеся с вершины горы к её подножью, и балки, над которыми были перекинуты хрупкие мостики. Приглядевшись, можно было увидеть покрывавшие землю следы диких зверей, не исключая медведя, что, конечно, заставило мудреца быть осторожным и поглядывать по сторонам.

Придя на небольшую поляну, край которой обрывался прямо в пропасть, Ле Нин решил устроить привал. Достав из котомки лепёшку и флягу из тыквы улоу с родниковой водой, Ле Нин присел на нагретый солнцем камень и принялся за еду.

Подробнее...

Обама больше не чмо

Учитель дао Ле Нин проходил по небольшой деревушке у Южной горы. Все дворы в деревушке были обклеены ругательствами в адрес властителя Мэй Гуо, с которой Поднебесная находилась тогда во вражде. Трое мальчишек колотили мальчишку послабее, обзывая его именем мэйского вана.

Разняв дерущихся, ученик Стао Лин произнёс:

Народ Мэй Гуо очень непостоянен, трудно иметь с ним дело. Каждые четыре года он меняет властителя. Когда я владел Поднебесной, это доставляло неудобство. Вот и сейчас не пройдёт и двух лун, как все надписи с ругательствами придётся переделывать заново.

В ответ на это Ле Нин сочинил стихи:

Скоро ноябрь.
Обама больше не чмо.
Кто будет чмом? Решит народ Мэй-Гуо.

Последователи Ле Нина

У Ле Нина спросили:

- Учитель! Последователи сына неба Во Ваня и его предшественника Ель Циня спорят, кто из них более следует твоему Пути. Во Вань лишил чхужоу и черноголовых свободы, как это сделал Ле Нин, говорят одни. Ель Цинь разорил Поднебесную, подражая Ле Нину, возражают другие. Кто прав?

Ле Нин ответил:

Подробнее...

Метафора выбора

Однажды Ле Нин остановился в безлюдной местности. Ученики разбрелись в поисках хвороста, и один из них вернулся с листом бумаги, покрытым небрежно выписанными иероглифами. Речь шла о выборах советников сына неба, которые должны были состояться на исходе следующей луны. Ученик сказал:

- Учитель! Расскажи нам о выборах.

Ле Нин ответил:

- Охотно. Каждый из нас ежечасно делает тот или иной выбор. Разжечь ли костёр или ложиться спать в сырости, готовить еду или оставаться голодным. Однако, как вы уже заметили, в каждом из этих случаев выбор является метафорой, видимостью, за которой скрывается необходимость. Кто захочет ложиться спать в сырости и на голодный желудок, если в его силах это исправить? Если же хвороста собрано недостаточно и негде взять риса, то это опять же не наш выбор, хотя бы мы называли его таковым.

Подробнее...

Страница 1 из 9