Top-soc

Древний Улюлюйск

Об Улюлюйске писали многие античные авторы, включая Геродота, Страбона, Азиния Поллиона, Корнелия Непота и Диогена Лаэртского. Крупнейшим памятником величию древнего Улюлюйска является сочинение Путинида из Селигера — О знаменитых мужах (De viris illustribus) в 14 856 книгах. Сочинение долго считалось утраченным, пока улюлюйские краеведы не нашли в районной библиотеке 578 из 14 856 книг. Малая толика, но и она позволяет судить о славе древнеулюлюйского оружия, блеске улюлюйских властителей и богатом культурном наследии нашего края.


Официальные аккаунты Путинида в социальных сетях, созданные благодаря изобретённой КБ им. Петрика машине времени: ВКонтакте | Facebook | Livejournal

На фото: бюст Путинида из Селигера

Зюганов (ZIVGANOVVS)

1. Зюганов был предводителем народа или, как говорят греки, δημαγωγός.

2. О происхождении его известно немного. Одни говорят, что он был рождён свободным и только потом сделался рабом, другие - напротив, что был рождён в рабстве, а свободу обрёл после смерти хозяина. Как бы то ни было, все сходятся на том, что часть детства и юности он провёл в рабстве. Тогда, видимо, он и усвоил дурные наклонности, если только не был порочен от рождения.

3. Рождению его предшествовали следующие знамения. Ослица родила мышь. Пшеничное поле, засеянное пшеницей, уродило просо. Кузнец, ковавший мечи для солдат, вытащил из горна вместо заготовки живого зайца. Когда обо всём этом сделалось известным в Городе и Сенат постановил обратиться к Сивиллиным книгам, обнаружилось, что знамения предрекают скорое рождение необыкновенного ребёнка, ожидаемое блестящее будущее которого обернётся полной ничтожностью. По общему мнению, речь в этом пророчестве шла о Зюганове.

4. Уже в детстве была заметна его порочность. Играя с другими детьми, он стремился сделаться среди них как бы царём или стратегом. Когда же другие дети доверялись ему, он предавал их за ничтожную плату, иногда за кусок хлеба или похлёбку, которую наливал даже не в чашку, а в подобранный поблизости черепок. Одни говорят, что виной всему была его бедность и рабское состояние, так что общественные должности он рассматривал лишь как способ выручить себе какое-нибудь пропитание. Другие возражают, что дело было не в плате, которую он и брал-то для сокрытия истинных намерений, а в гнуснейшем наслаждении, которое он получал от предательства и вообще любого обмана. Предав товарищей, он, обычно мрачный по внешности, начинал испытывать как бы некое блаженство, покрывался испариной и не мог скрыть удовольствия.

На фото: Зюганов. Античный бюст, мрамор.

5. Достигнув совершеннолетия, он каким-то образом сделался жрецом Маркса. Каково было падение нравов, что такой порочный человек, как Зюганов, мог присоединиться к коллегии и приносить жертвы от имени народа! Желая показаться благочестивым, он написал даже несколько сочинений на религиозную тему. В одном из них говорится, как следует приносить жертвы Марксу во время ежегодного почитания этого бога, приходящегося на майские календы. Другое он посвятил гаданию по плесени, покрывающей мумию Владимира из Лены в первые дни весны. По утверждению Зюганова, обильная плесень - доброе предзнаменование, а скудная - злое. Большое значение имеет также цвет и расположение плесенных пятен, для исследования которых жрецы Маркса ежегодно распелёнывают мумию. В этот же день в коллегию принимают юных жрецов - пионеров. Поскольку гадание по плесени Владимира считается среди жрецов Маркса таинством, в котором участвуют только посвящённые, многие сочли его сочинения непристойными и даже хотели привлечь к суду за кощунство.

6. Позора он избежал благодаря случаю. Случай же сделал его оратором в народном собрании. Божественный Борис, добившись верховной власти, принялся истреблять своих противников, среди которых были и жрецы Маркса. Одни марксиане тогда подверглись изгнанию, другие лишились имущества, третьи сложили жреческие одежды. Тогда-то Зюганов стал выступать в коммициях и Сенате, порицая божественного Бориса и призывая восстановить почтение к марксианам. Этим он заслужил сначала любовь марксиан, а затем и квиритов. Ведь по мере того, как любовь к божественному Бориса сменялась всеобщей ненавистью, все противники его делались, напротив, народными любимцами. Так проходит мирская слава: кого вчера причисляли к богам, сегодня народ проклинает, а кого вчера проклинали, сегодня, забыв обиды, боготворят.

7. Бродя по форуму, он собирал сторонников обещаниями увеличить раздачи хлеба и устраивать игры по десяти тысяч гладиаторов каждый месяц. Ни того, ни другого он, впрочем, никогда не исполнил, ссылаясь на то, что пока верховная власть принадлежит божественному Борису ничего сделать невозможно, кроме как вести разговоры и собирать сторонников. Обещал он также восстановить Отечество в прежнем блеске. Ветеранам, которых Борис обделил землёй, он он сулил по сто югеров на ближайших полях.

8. Ждали уже, что он лишит божественного Бориса верховной власти и, наконец, получит возможность выполнить обещания, которые он так щедро раздавал ранее. Тогда-то проявилась в полной мере его порочность. Ведь всех поверивших ему он предал, как говорят одни, испугавшись Бориса, грозившего ему преторианцами, другие - получив от него десять миллионов сестерциев и разрешение и дальше обманывать легковерных на форуме и в коммициях. Есть и такие, кто всему виной полагают его склонность к предательству, которую он не смог пересилить. Народ на собрании уже даровал было ему имя Цезаря и Августа, он же по настоянию божественного Бориса сделал вид, что собрание подтвердило полномочия Бориса, и отказался от власти. Совершил он это, как я уже сказал, не то из страха, не то из-за алчности, не то из-за порочной натуры.

9. Предав своих сторонников один раз, он и далее не отступался от своего обыкновения. Выставляя свою кандидатуру на разные магистратуры, он всякий раз уступал, даже если Сенат или народ хотел решить дело в его пользу. За это он будто бы получал ежегодно по миллиону сестерциев на собственные расходы и по пять миллионов на содержание платных сторонников и обман всех прочих. Он ведь уже не был, как в первое время, противником Августов, а лишь притворялся им, как если бы общественные дела были для него театральной сценой, а сам он - не государственным деятелем, а мимом.

10. Рассказывают, что он и вправду был мимом. Желая усовершенствовать своё лицедейство, он сошёлся с актёрами и даже сам выступал на сцене, как раб или вольноотпущенник. На сцене не упускал он возможности отпускать всяческие непристойности и постыдные шутки, не затрагивая, впрочем, божественного Владимира. Другие приписывают это Жириновскому, современнику и другу Зюганова.

11. Наконец, он вновь впал в ничтожество. Число сторонников его, в первое время достигавшее половины всех граждан, с каждым новым обманом становилось меньше. Божественный Владимир, видя, что квириты больше не верят Зюганову, сократил ему выплаты до полумиллиона, а затем и вовсе до ста тысяч сестерциев. Окружённый кучкой немногих оставшихся верными друзей и клиентов, он ходил по домам богатых граждан, не столько уже набирая сторонников, сколько выпрашивая обед для себя и товарищей.

12. Роста он был высокого, телосложения мощного. Лоб его нависал над лицом, и глаза были посажены столь глубоко, что едва были видны, особенно в облачную погоду, когда свет не мог добраться до них из-за лба. О жене и детях его ничего не известно.

13. От актёров он научился изнеженности. Тунику он носил круглый год, причём с бахромой и длинными рукавами, которые отделывал золотыми нитями. Так-то он следовал учению Маркса, которому хотел служить в юности! В еде он был не менее изнежен, чем в одежде. Вино он пил только фалернское, причём привозил его целыми кораблями, а прожорлив был настолько, что мог за раз съесть целого поросёнка. В это он соперничал с Кураевым. Будто бы даже они один раз устроили нечто вроде состязания в обжорстве, но кто вышел победителем, неизвестно. Одни говорят, что Зюганов одолел Кураева, съев трёх бычков и запив их двумя амфорами фалернского. По словам других, Кураев поглотил ещё пол-ягнёнка, когда Зюганов уже лежал неподвижно, не в силах пошевелиться и время от времени исторгая из обоих проходов остатки съеденного.

14. Как будто и этого ему было мало, он приохотился к женоподобному разврату. Распутству этого рода он научился у тех же актёров. Поистине, правы те, кто говорят, что по человеку можно судить по его друзьям. Правы и те, кто вслед за Сократом и Ксенофонтом утверждают, что добрые друзья направляют человека на путь добродетели, плохие - на путь порока. Так произошло и с Зюгановым, если только он не родился уже порочным, а плохие друзья лишь способствовали его развращённости.

15. Рассказывают, что он и вовсе был евнухом. Ещё мальчиком он будто был продан в рабство какому-то богачу, который использовал его для любви. Этот богач так к нему привязался, что, когда Зюганов вошёл в возраст и у него стала пробиваться борода, оскопил его и ещё несколько лет делил с ним ложе. Когда же хозяин Зюганов умер, то по завещанию не только освободил его, но и сделал своим наследников. Так Зюганов сразу сделался свободным и состоятельным, однако потерянных частей вернуть не мог. В доказательства его скопчества приводят как его трусость, так и его безбородость. Все писатели ведь согласны, что бороды он никогда не носил, но никогда и не брил. Сам он приписывал это расположению богов, которые отводили от него опасность пораниться при бритье.