Top-soc

Древний Улюлюйск

Об Улюлюйске писали многие античные авторы, включая Геродота, Страбона, Азиния Поллиона, Корнелия Непота и Диогена Лаэртского. Крупнейшим памятником величию древнего Улюлюйска является сочинение Путинида из Селигера — О знаменитых мужах (De viris illustribus) в 14 856 книгах. Сочинение долго считалось утраченным, пока улюлюйские краеведы не нашли в районной библиотеке 578 из 14 856 книг. Малая толика, но и она позволяет судить о славе древнеулюлюйского оружия, блеске улюлюйских властителей и богатом культурном наследии нашего края.


Официальные аккаунты Путинида в социальных сетях, созданные благодаря изобретённой КБ им. Петрика машине времени: ВКонтакте | Facebook | Livejournal

На фото: бюст Путинида из Селигера

Распутница Анна (ANNA MERETRIX)

(Из сочинения Путинида из Селигера)

1. Знамения, предшествовавшие рождению Анны, были следующие. Раб, несший деду Анны зашитые в тунику деньги, упал с обрыва и разбился, причём деньги выпали из туники и так и не были найдены. Статуя Венеры в домашнем алтаре - отец Анны, подобно Энею, производил свой род от Венеры - сбросила столу во время принесения жертвы, оставшись обнажённой. Стадо коров, принадлежавшее отцу Анны, внезапно бросилось на соседское поле, но было изгнано соседским быком, который, в свою очередь, потравил поле отца Анны и разломал виноградник.

2. Отец Анны происходил из всаднического рода, известного ещё при божественном Траяне. При рождении ей было дано имя Анны, к которому она впоследствии прибавила имя её мужа - Чапман, от которого не отказалась и после развода. Также её называли, подобно Клодии Метелле, Волоокой и Квадрантарией, то есть отдающейся за четверть асса.

На фото: Анна в образе Венеры. Древнеулюлюйская мозаика

3. Ещё в детстве Анна хотела презреть своё происхождение и обратиться к ремеслу распутницу или, как говорят греки, гетеры. Уже тогда она было очень изнежена. Мать, желая воспитать её привлекательной для женихов, обучила её всем греческим тонкостям, но этим только развратила её разум даже прежде, чем она сама впоследствии развратила своё тело.

4. Рассказывают, что отец, узнав о её намерении, сначала хотел предать её смерти, но мать уговорила оставить ей жизнь, отослав для исправления в какую-нибудь варварскую страну, где повреждение нравов не достигло ещё крайнего предела. Я думаю, что если бы отец Анны проявил подобающую мужу твёрдость, Отечество избавилось бы от ещё одного позора. Ведь желая исправить распущенность дочери, он в действительности ещё более способствовал её развращению, отослав её к варварам, не только не соблюдающим древнюю чистоту нравов, но и продвинувшимся гораздо далее по пути развращения.

5. Об этих варварах рассказывают следующее. Будто бы среди них бытует гнуснейший обычай сожительства между собой мужчин, достигших возраста, в котором начинают брить бороду, и что даже в некоторых племенах этот обычай является обязательным. Тех же, кто из желания сохранить чистоту, отказывается предаваться разврату, префекты собирают попарно и заставляют совокупляться попарно на форуме. Другие же утверждают, что совокупляющиеся пары делают это добровольно и даже соревнуются между собой за право выставить свою развращённость на позор. Подобные зрелища известны и у нас. Первое такое устроила Ксения, о чём я уже рассказывал. Слышал я и другие рассказы про этих варваров, настолько гнусные, что предпочту умолчать о них, даже и опасаясь что-либо упустить или сделать моё изложение несвязным. Стоит ли удивляться, что и Анна, попав к этому изнеженному народу, немедленно предалась разврату, о котором прежде мечтала?

6. Замуж она вышла за некоего варвара вопреки воле отца, который, как говорят, повредился в уме, получив об этом известие от торговцев, прибывших из-за Дуная. В народе об этом случае до сих пор ходит двустишие:

Думал ты Юлием стать? Наполовину свершилось:
В Юлию дочь обратилась. Несчастье сединам!

Не удовольствовавшись этим, она вскоре оставила мужа и стала перебегать от одного богатого варвара к другому, служа им как бы временной женой. Не брезговала она и соотечественниками, отправившимися в изгнание за Дунай, если только у них был большой дом, в амфорах не переводилось вино и в баночках - благовония. Трудно сказать, что более руководило ею в её безудержном разврате - похоть или жадность. Ведь она не останавливалась до тех пор, пока на одураченном ею варваре не оставалось одной только рваной туники, тогда же оставляла его без малейшего сожаления. Поэтому-то я думаю, что прозвище Квадрантарии было дано ей скорее в насмешку.

{ads1}

7. Рассказывают также, что в действительности этот разврат её был вынужденной мерой и прикрытием для другого дела, а именно соглядатайства. Влюбив в себя знатного варвара, она не столько грабила его, сколько выведывала сведения о стране и государственных мужах, которые отправляла в Отечество при помощи голубей. В этом она будто бы подражала другой развратнице, некоей Мате, казнённой за соглядатайство где-то за Рейном. Писатели, защищающие её, говорят даже, что её распутство должно не только не вызывать осуждения, но, напротив, почитаться как нечто доблестное и заслуживающие подражания. И действительно, будучи вскоре изгнанной из варварских стран, она была принята божественным Владимиром с почётом, более приличествующем государственному мужу, покорившему враждебное государство, нежели распутной женщине. Он будто бы удостоил её не только венка, но и овации, если только писатели, пишущие об этом, не спутали её с какой-нибудь другой Анной.

8. Ведь была также и другая Анна, которой устраивали овацию. Эта Анна была женой некоего Чапаева. Чапаев командовал легионом при божественном Владимире из Лены и погиб в сражении с мятежниками, переплывая реку. Будучи пронзён стрелой, он бросился в воду, но, потеряв силы, не смог доплыть до противоположного берега. Эта другая Анна будто бы, подражая амазонкам, служила центурионом в его легионе. Овация была ей назначена за собственные подвиги и подвиги мужа. Есть, впрочем и те, кто утверждает, что этой другой Анны никогда не существовала и она была выдумана писателем Фурмановым, который рассказывает о Чапаеве в своём сочинении. Сочинение это не сохранилось, но известна трагедия на тот же сюжет, которую до сих пор ставят в театрах.

9. Что же касается Анны, о которой я писал раньше, то есть Анны Квадрантарии, то слух о её соглядатайстве кажется мне сомнительным. Есть и другой рассказ. Живя среди варваров, она будто бы не столько собирала сведения о варварах, сколько занималась какими-то операциями с серебром, предосудительными как по варварским, так и по нашим законам. За эти-то нечистые дела её и выслали обратно в Империю. Я же думаю, что она была выслана за разврат. Ведь как бы ни были распущенны варвары, терпеть среди себя эту развратницу даже им могло показаться постыдным.

10. Но и вернувшись в Отечество, она не оставила своего занятия. Не довольствуясь просто развратом, она даже выдумала нечто ещё более постыдное. Раздевшись донага, она стала в таком виде являться на форум, утверждая, что является посланницей Венеры или даже самой Венерой. Так в своём распутстве она дошла до кощунства или, как утверждают другие, повредилась в уме от не оставлявшей её жажды наслаждений. Вот до чего может довести женщину благородного рода изнеженность.

11. Роста Анна была среднего, телосложения правильного. Лицом и телом она была достаточно красива, чтобы вызывать похоть мужчин и зависть женщин. Волосы она по варварскому обычаю красила луковой шелухой, позднее, достигнув своей сомнительной славы - пурпуром. Тело она умащала маслами чрезмерно, выливая за раз по нескольку логинов. О муже её я уже рассказывал. Были ли у неё дети, мне не известно.