Top-soc

Древний Улюлюйск

Об Улюлюйске писали многие античные авторы, включая Геродота, Страбона, Азиния Поллиона, Корнелия Непота и Диогена Лаэртского. Крупнейшим памятником величию древнего Улюлюйска является сочинение Путинида из Селигера — О знаменитых мужах (De viris illustribus) в 14 856 книгах. Сочинение долго считалось утраченным, пока улюлюйские краеведы не нашли в районной библиотеке 578 из 14 856 книг. Малая толика, но и она позволяет судить о славе древнеулюлюйского оружия, блеске улюлюйских властителей и богатом культурном наследии нашего края.


Официальные аккаунты Путинида в социальных сетях, созданные благодаря изобретённой КБ им. Петрика машине времени: ВКонтакте | Facebook | Livejournal

На фото: бюст Путинида из Селигера

Второе письмо Путинида Кураеву

1. Путинид шлёт привет Кураеву, понтифику.

2. Сделалось мне известным, будто твои недоброжелатели, добродетельнейший Кураев, люди изнеженные и развратные, достигли некоего торжества над тобой и посрамления добродетели. Рассказывают, что понтифики запретили тебе общаться с юношами, наставляя их в науках и добродетели, как ты делал уже многие годы, принося столько же пользы в деле исправления нравов, как все остальные понтифики вместе взятые. Дело неслыханное! Поистине, я отказываюсь верить, пока ты не подтвердишь это сам. Или понтифики столь добродетельны, что уже нет необходимости ценить тех немногих, кто остался незапятнанным среди роскоши и сладострастия? Или, может быть, все они обладают столь же обширными знаниями, как и ты, в геометрии, философии и других науках? Ведь невежество среди понтификов считается едва ли не за добродетель (о времена, о нравы!), и ничтожнейший из софистов смотрелся бы среди них Платоном? Что уж говорить о тебе, мудрейший!


3. Позволь, я поделюсь с тобой тем, что рассказывают об этом на форуме. Ведь только и разговоров, как об этой гнусной выходке порочных завистников. Все, между прочим, очень хвалят твоё мужество, и те, кто прежде нападал на тебя со всяческими придирками, сегодня восхваляют твою доблесть или ἀρετή, как говорят греки. Признаюсь, и я не всегда бывал справедлив к тебе. Прости меня. Ведь настоящие друзья те, кто порицают друга, когда бессмертные благосклонны к нему, чтобы тот не вознёсся слишком высоко и не вызвал гнев народа или ревнивого божества, и приходят на помощь, когда Счастье отворачивается от человека.

4. Итак, что касается толков, которые я слышал на форуме, все сходятся в том, что ты, Кураев, подобен Сцеволе или, может быть, Сократу, выбравшему добродетель вместо постыдного бегства, о причинах же этого безумия, совершённого понтификами, говорят так. Будто бы многие понтифики склонны скорее к любви к мальчикам, чем к женщинам, несмотря на то что установления запрещают им и то, и другое. При этом они не ограничиваются мальчиками, купленными за деньги, но совращают и свободнорождённых, желающих вступить в коллегию. Пользуясь неприкосновенностью своего сана, в пороках они дошли до того, что едва ли какой артист может сравниться с ними в изнеженности. Это-то падение нравов среди тех, кто должен способствовать их исправлению, и порицал Кураев, особенно же любовь к мальчиков, которую он полагал противоречащей естеству.

5. Если ты позволишь мне утешить тебя, то подумай вот о чём. Ведь не только Сократ, о котором я уже упоминал, но и Цицерон и Сенека, добродетель которых известна далеко за пределами Города, пали жертвой преследования тех, пороки которых они обличали. Впрочем, я советую тебе не столько утешаться, сколько добиваться справедливости. Во многих местах я видел юношей, которые собираются вместе и обсуждают, чем помочь тебе, причём дают клятвы с принесением жертв сделать всё, что в их силах и что позволит им божество. Если ты готов принять и мою помощь, то вот мой меч, моё имущество и моя жизнь. Распоряжайся, как знаешь, и да хранят тебя бессмертные боги.

6. Будь здоров.