Top-soc

Древний Улюлюйск

Об Улюлюйске писали многие античные авторы, включая Геродота, Страбона, Азиния Поллиона, Корнелия Непота и Диогена Лаэртского. Крупнейшим памятником величию древнего Улюлюйска является сочинение Путинида из Селигера — О знаменитых мужах (De viris illustribus) в 14 856 книгах. Сочинение долго считалось утраченным, пока улюлюйские краеведы не нашли в районной библиотеке 578 из 14 856 книг. Малая толика, но и она позволяет судить о славе древнеулюлюйского оружия, блеске улюлюйских властителей и богатом культурном наследии нашего края.


Официальные аккаунты Путинида в социальных сетях, созданные благодаря изобретённой КБ им. Петрика машине времени: ВКонтакте | Facebook | Livejournal

На фото: бюст Путинида из Селигера

Леонтьев (LEONTIEVVS)

(Из сочинения Путинида из Селигера)

1. Род Леонтьевых был в Империи одним из виднейших. Наиболее известны из Леонтьевых Константин, философ, и Валерий, кифаред. Говорят, было много и других Леонтьевых, но сведения о них утрачены. Был ли Михаил Леонтьев природным Леонтьевым, доподлинно неизвестно. Одни отвечают на этот вопрос утвердительно, другие же утверждают, что он был вольноотпущенником Леонтьевых и, более того, нумидийцем. Один из Леонтьевых будто бы выкупил его у египетского работорговца во время посещения этой страны и даровал свободы. В доказательство этого указывают на необыкновенно выпученные глаза Леонтьева и неправильную речь. Такими же глазами, как Леонтьев, обладают нумидийцы и другие жители Ливии.

2. Что же касается чёрного цвета кожи, присущего нумидийцам, то об этом рассказывают такую историю. Желая скрыть своё варварское происхождение, Леонтьев будто бы тайно отправился в Пергам, где искусные медики пересадили ему на лицо кожу молодого барашка. Есть и такие, кто говорит, что Леонтьев вовсе не был нумидийского происхождения, а выпученные глаза образовались у него в результате непрерывного пьянства. В молодости же глаза его были обыкновенной величины и не вылезали из орбит.

На фото: Леонтьев выпучивает глаза на форуме, придушивая себя рукой. Древнеулюлюйская стела

3. Раздобыв где-то тогу, на которую он не имел никакого права, Леонтьев принялся являться на форум, где попытался добиться известности своими речами. Не умея разнообразить содержание своих выступлений, он стал подражать Катону, всякую речь, на что бы она ни была направлена, сводя к одному. Но если Катон призывал сенаторов разрушить Карфаген, то Леонтьев всё сводил к обсуждению горючих веществ, добываемых в Империи. Рассказав об ужасном будущем Империи вследствие повреждения нравов и роста добычи в Аравии, Леонтьев страшно выпучивал глаза, уподобляясь вытащенному на берег раку, и призывал голосовать на консульских выборах за божественного Владимира. Говорят, что Леонтьев специально упражнялся в выпучивании глаз, надеясь сравняться по силе воздействия с Медузой, но не достиг в этом окончательного успеха, хотя и повергал малодушных в смятение, а сильных духом вынуждал хвататься за мечи.

4. Наружностью Леонтьев был страшен. Помимо выпученных глаз, о которых я уже говорил, лицо его запоминалось безобразнейшей порослью, которую нельзя было назвать ни бородой, ни лицом, выбритым по обычаю предков. Говорят, желая усилить воздействие этого своего облика на слушателей, он поджигал ещё не вполне отросшую бороду, но тушил её, не дав догореть, и являлся на форум окутанный дымом и смердя палёными волосами. В этом он подражал известному морскому разбойнику, который, впрочем, поджигал не саму бороду, а вставленные в неё лоскуты. Леонтьев превзошёл его в дикости. Другие же утверждают, что он не поджигал бороду, а стриг её овечьими ножницами, в одних местах намеренно вырезая проплешины, в других оставляя свисающие клоки.

5. Рассказывают, что даже в кругу семьи Леонтьев вёл беседы только о горючих веществах и божественном Владимире. Не выдержав этого, жена его вместе с детьми сбежала за Дунай, где вышла замуж за варвара, уверяя, что лучше быть спутницей слона или тигра, чем Леонтьева. Леонтьев, узнав об этом, пристрастился к неразбавленному вину и принялся прижигать бороду и выпучивать глаза. До этого он будто бы ещё соблюдал общественные приличия.

6. Некоторые смешивают Леонтьева с другим ритором, Шевченко. Подобно Леонтьеву, Шевченко при произнесении речей выпучивал глаза, носил обожжённую бороду и неистово восхвалял божественного Владимира, однако от обсуждения горючих веществ уклонялся. Поэтому-то неправы те, кто говорят, будто Леонтьев и Шевченко - один человек, разделённый на двоих невежественными комментаторами. Я полагаю, что один из них подражал другому, но был ли то Шевченко или Леонтьев, мне неизвестно.