Top-soc

Записки просветлённого

Улюлюйский край славен своими мудрецами, стекавшимися в Улюлюйск со всех концов Земли, Солнечной системы и ближайших галактик. Наиболее известен улюлюйский мудрец Ле Нин. В молодости Ле Нин совершил четырнадцать революций (в том числе трижды свергал самого себя), но впоследствии удалился от дел и посвятил свою жизнь постижению Пути. Изречения Ле Нина собраны и записаны его учениками, воздвигшими в его честь сотни памятников в окрестностях Улюлюйска.

Проповедь дао от Мастера Ле Нина: ВКонтакте | Facebook | Livejournal


На фото: мастер Ле Нин занимается постижением дао

Волшебник Холодных Лесов

Император Во Вань сидел на террасе своего императорского дворца и слушал пение придворного евнуха. Евнух восхвалял доблести императора и поносил ничтожество его противнинов. Он был необычайно искусен в своём деле, соловьиные трели его нежного голоса проникали в самую душу, и Сын неба размяк в кресле, как бы придавленный собственным величием. Евнуха звали Му Звон.

Неожиданно появился начальник дворцовой стражи, Зо Лот. Зо Лот был умственно отсталым, и за это особенно ценился Во Ванем: такой начальник стражи не был способен организовать против него заговор.

Зо Лот развернул принесённую им бумагу и, с трудом разбирая каллиграфически написанные иероглифы, прочёл:

— Сын неба, Верховный император, Правитель мира! Некто, именующий себя Волшебник Холодных Лесов, осмелился выступить против Сына неба. Он уже возмутил отдалённейшую из провинций и теперь двигается к столице.

— Что! — возмутился Во Вань. — Какой-то проходимец осмелился выступить против Сына неба, а ты, дурак, читаешь мне письма, вместо того чтобы принести голову этого возмутителя спокойствия.

Зо Лот смотрел в пол и переминался с ноги на ногу.

— Осмелюсь доложить, о Сын неба, что тот, кого вы называете проходимцем, называет себя великим волшебником и грозит ужасными карами всем, кто осмелится встать у него на пути, а вас, о Сын неба, называет злым духом, которого нужно изгнать из дворца при помощи заклинаний. Говорят, он и бубен с собой взял, волшебный, и клыки медведя, и разные травы и снадобья.

В глазах Зо Лота виднелись страх и сомнения.

— Что ж, — произнёс Во Вань, который и сам не лишён был некоторой склонности к суевериям, — коли ты боишься гнева волшебника, мы всегда можем отправить к нему учёных людей, и пусть они победят его в споре. Собери мудрецов и служителей культа в провинции, куда направляется волшебник, и пусть они вступят с ним в спор на благочестивые темы. Когда он не сможет одолеть их, чжухоу и черноголовые убедятся в его ничтожестве и вернутся к исполнению своих обязанностей, сам он, вероятно, лишится своих способностей и его можно будет, наконец, сварить в кипятке.

Зо Лот поклонился и вышел.

***

Спустя некоторое время император Во Вань вновь сидел на террасе и слушал Му Звона, но пение евнуха не приносило ему прежнего наслаждения. Сын неба вздыхал, чесал седые волосы у себя на груди и с опаской поглядывал на дорогу, ведущую в отдалённейшую провинцию.

Неожиданно появился Зо Лот, умственно отсталый начальник дворцовой стражи.

— Сын неба, Верховный император, Правитель мира! Я принёс ужасные вести. Волшебник Холодных Лесов одолел триста учёных людей из отдалённейшей провинции и направляется к столице.

— О великий дракон Восточного моря! — воскликнул Во Вань. — Этот проходимец, как видно, силён, и обычным учителям одолеть его невозможно. Отправляйся к учителю Кир Фу Цзы, мастеру Иисуса, и прикажи ему выступить против Волшебника Холодных Лесов. Пусть тщательно подготовится, возьмёт с собой свои исчезающие часы, и волшебную палку, и драгоценную лодку, которая стоила мне годового налога с целой провинции. Пришло время отплатить Сыну неба за его щедрость к служителям культа!

Зо Лот поклонился и вышел.

***

Во Вань шагал взад и вперёд по большой парадной зале дворца. Наложницы, испуганные недобрым настроением Сына неба, спрятались по своим домикам в обширном саду Запретного города. Му Звон, обиженно надув пухлые губки, молча сидел в углу.

— Голову бы тебе отрубить, Зо Лот, за такие вести, — обратился Во Вань к начальнику стражи, распластавшемуся на полу с покрытым иероглифами листом бумаги. — Подумать только, Кир Фу Цзы потерпел поражение от проходимца и возвращается в столицу. Зачем только я купил ему эту драгоценную лодку! Кто ещё из них проходимец!

— Осмелюсь доложить, о Сын неба, есть ещё один великий учитель, — произнёс Зо Лот, отрывая голову от надраенного дворцового пола, — академик Ра Ка Дыр, известный как Учитель Высоких Гор. Он, правда, не может связать двух слов, но в совершенстве владеет всеми видами оружия, какие существуют на свете, и не боится волшебников. Прикажите послать его, и от Учителя Высоких Гор останутся только рожки да ножки!

— Ну, — смилостивился Сын неба, — пошлите Ра Ка Дыра, пусть остановит проходимца и принесёт его голову во дворец.

***

Учитель Ле Нин прервал свой рассказ и принялся чистить луковицу, лежавшую перед ним на циновке.

— Да, несладко, наверное, пришлось Волшебнику Холодной Горы, — произнёс ученик Зю Гань. — С академиком Ра Ка Дыром не забалуешь.

— Напрасно ты так думаешь, Зю Гань, — сказал Ле Нин, откусывая очищенную луковицу. Зю Гань был нерадивым учеником. — Ты всё ещё не постиг дао и дэ Поднебесной. Академик Ра Ка Дыр в этом время хотел построить дворец из нефрита, на который у него не было денег. Поэтому он запросил увеличение дотаций у федерального центра, а федеральный центр сам нуждался в деньгах. Поэтому Ра Ка Дыр никуда не пошёл и справляться с волшебником Во Ваню пришлось собственными силами — но это уже совсем другая история.