Top-soc

Улюлюйск средневековый

В Средние века Улюлюйск оставался жемчужиной мировой цивилизации. Сюда стекались с византийских базаров — душевнобольные и юродивые, из Германии и Франции — ищущие производственной практики начинающие инквизиторы, из монгольских степей — кибитки с завоевателями. Из Китая шли караваны с отработанными отходами шелкопрядения.


На фото: улюлюйское вече. Рисунок современного художника

Ололойск

Лишь древние летописи сохранили память о самом страшном и беспощадном враге улюлюйцев. Имя врагу было - ололойцы. Обитали они искони в Ололойске, что на реке Трольке. Обличия были странного, если не сказать, страшного: издали вроде люди, а пообщаешься поближе, становятся зелеными и пупырчатыми. Почти поголовно ололойцы страдали от лишнего веса или даже от ожирения, хотя были и стройные среди них.

А главное, не знали добрые улюлюйцы, как победить этакую нечисть. Только войной пойдут на Ололойск, выстроят полки у стен вражьего города, а ололойцы тут уж как тут, на стены высыпали, комментируют. Улюлюйцы кричат свой древний боевой клич: "Улюлю!", а ололойцы со стен вторят: "Ололо!". И от этого "Ололо!" у улюлюйцев непостижимым образом начинали пылать задние места, из за чего войну приходилось отменять.

На фото: картинка из книжки Мишки Одноглазого, изображающая пожар города, похожего на Улюлюйск

Пробовали Ололойск злокозненный и шапками закидывать, и отходами жидкими из решета поливать, и зубами на них скрежетать, и демагогию у их ворот разводили в соотношении 1:100, и бойкот им объявляли - ничего не помогало. Ололойцы только совсем распоясались и стали шкодить уже в окрестностях Улюлюйска. Служат, скажем, где-нибудь обедню, а из придела слышится "Ололо!" И вся обедня насмарку. Или судят преступника, а у него - глядь! Адвокат ололоец! Судью насилу откачали. Или приходит ребенок домой, а вместо отца уж ололоец скалится! И даже в присутственные места и в конторы государевы эти аспиды проникли!

Наконец, Мишка Одноглазый, лучший воевода государев, над тремя немцами и одним грузином фельдмаршал, догадался, как напасть извести. Надо, сказал он, указом Ололойск и ололойцев запретить, а Улюлюйск все-таки сжечь. Как сжечь, ужаснулось общество. Дотла, вестимо, пояснил Одноглазый. Зачем это, продолжают ужасаться улюлюйцы. Так надо, - говорит Мишка. И книжку им показавает с картинками. На одной картинке битва, затем некое воинство, подозрительно похожее на улюлюйское, вывозит пожарные инструменты из горящего города, подозрительно похожего на Улюлюйск. Потом несколько страниц с корнем вырвано, а на последней картинке улюлюйскоподобное воинство празднует победу.

Ну, раз в книжке написано, то и быть посему. Город сожгли, а ололойцев запретили. Отныне если какой улюлюец встречал ололойца, то, памятуя государев указ, убежденно говорил "Брехня! Этого же быть не может! Сам государь запретил!". И ололойцы, в возможность существования которых больше никто не верил, как-то тихо вымерли все, перейдя в разряд сказочных персонажей. Улюлюйск отстроили кое-как, а на месте Ололойска государь приказал обустроить болото, да не просто так приказал, а чтоб непременно там были какой-то черный Джек и лягухи.


by Eye Tyrant