Top-soc

Древний Улюлюйск

Об Улюлюйске писали многие античные авторы, включая Геродота, Страбона, Азиния Поллиона, Корнелия Непота и Диогена Лаэртского. Крупнейшим памятником величию древнего Улюлюйска является сочинение Путинида из Селигера — О знаменитых мужах (De viris illustribus) в 14 856 книгах. Сочинение долго считалось утраченным, пока улюлюйские краеведы не нашли в районной библиотеке 578 из 14 856 книг. Малая толика, но и она позволяет судить о славе древнеулюлюйского оружия, блеске улюлюйских властителей и богатом культурном наследии нашего края.


Официальные аккаунты Путинида в социальных сетях, созданные благодаря изобретённой КБ им. Петрика машине времени: ВКонтакте | Facebook | Livejournal

На фото: бюст Путинида из Селигера

Дуров (DVROVVS)

(Из сочинения Путинида из Селигера)

1. Дуров был родом из Петрополитании. Дед Дурова пострадал от проскрипций, устроенных божественным Иосифом, но спустя время был прощён и вернулся в Город. Об отце Дурова известно только то, что он был философом. Книг его или изречений мне не удалось разыскать, хотя некоторые писатели утверждают, что видели его книги в лавках книготорговцев, изъеденные червями и покрытые пылью.

2. В детстве многие полагали, что Дуров сделается разбойником. Принесённую ему пищу он отвергал, вместо этого устраивая набеги на соседей и питаясь украденным. Не было случая, чтобы он воспользовался чем-либо, купленным за деньги или полученным в подарок. Даже тунику свою он, как говорят, украл у другого мальчика, когда тот по греческому обычаю упражнялся в гимнасии.

3. Учёными занятиями он пренебрегал, убегая на расположенную неподалёку гору и проводя там всё время, как говорят, в постыдном самоудовлетворении. Устав от одиночества, он принялся завлекать на эту же гору знатнейших юношей из тех, что обучались вместе с ним философию, и предаваться совместному разврату. Горе своей он присвоил наименование Форума, как я полагаю, в насмешку над настоящим форумом, и из тщеславия.

На фото: Дуров, подражающий Нарциссу. Картина позднейшего художника

4. Вскоре он возжелал большего. Те юноши, которых он развратил на Форуме, ему опротивели. Чтобы никогда не иметь недостатка в новых любовниках, выкупил он на деньги, взятые в долг, поле в десять тысяч югеров, и принялся завлекать туда юношей уже из других городов, свободнорождённых и вольноотпущенников, прекрасных и безобразных, не брезгуя даже рабами и варварами. Как прежде горе он присвоил имя Форума, так поле было названо им Контактусом, т.е. заражениеми или вредным влиянием. Давая такое название, он не только не думал скрывать своего пагубного намерения, но и выставлял напоказ. Вот до чего дошла дуровская надменность, когда он был ещё молод и, казалось бы, не имел оснований для такой самонадеянности, но уповал на свою счастливую звезду.

5. И действительно, вскорости он заселил Контактус огромнейшим количеством молодёжи, над которыми он был чем-то вроде царя. Каждый день он начинал осмотром своих владений, для чего вызывал по очереди четырёх юношей из благородных семей, которые несли его носилки. Ещё двое юношей шли перед носилками с фасциями, присвоенными им безо всякого на то права. Повсюду, где показывались его носилки, обитатели Контактуса должны были падать ниц и не поднимать головы, пока «царь» не скрывался из видимости. Он же, высунувшись из крытых носилок, плевал на макушки, от чего получал гнусное наслаждение, отображавшееся на его лице.

6. В этом он подражал Гаю Цезарю, прозванному Калигулой. Этот Цезарь, рано достигший могущества, не смог совладать с собственной властью и начал из прихоти притеснять граждан. Подобным образом и Дуров, видя всеобщее обожание и будучи слаб характером, не мог устоять против соблазна поглумиться над обитателями Контактуса. Сам он, впрочем, с негодованием отвергал уподобление его Гаю, предпочитая сравнивать себя с неким Стефаном Иопием, варваром. Стефан был изобретателем, строившим крохотные машины и продававшим их за деньги. От него сохранилось следующее изречение: «Наши пользователи слишком тупы, чтобы пользоваться более чем одной кнопкой». Несмотря на это пренебрежение, Стефан был обожаем народом и особенно всадниками, видевшими в обладании этой машинкой как бы предмет для гордости.

7. Склонность к воровству сохранил он и в это время. Рассказывают, что Контактус был выдуман варварами, а построен его братом, он же украл его у тех и другого. Действительно, мне приходилось слышать, что за лимесом есть такое же поле, называемое Книгой Лиц и устроенное варварами за несколько лет до Контактуса.

8. Надменность его возросла необычайно. Должностных лиц он всячески оскорблял, богатейшим патрициям показывал неприличные знаки, как бы угрожая совратить их, как он совратил множество других. По Городу он ездил на колеснице, как некое божество, и давил ей вигилов. Всадникам, восставшим против божественного Владимира, он оказывал открытое покровительство. Из окна своего дворца разбрасывал он монеты, как если бы он был Цезарем. Префектам, пытавшимся унять его буйство, он отвечал картинами, изображавшими пса, имея в виду, что те достойны разговаривать только с его собакой.

9. Роста Дуров был среднего, телосложения щуплого. В похоти, уподобляясь Нарциссу, он самого себя. О своём здоровье он очень заботился, воздерживаясь от мясного и вообще всякой тяжёлой пищи, также от вина и дурманящих трав. Этим он будто бы надеялся увеличиться в росте и ширине плеч, но не достиг успеха. Желая выделиться из толпы, он выдумал носить на голове варварский головной убор, называемый кепкой, однако затем, не вынеся раздававшихся отовсюду насмешек, отказался от этого. Другие говорят, что кепку он носил для того, чтобы скрыть, подобно афиняну Периклу, что голова его была неправильной формы. Перикла всегда изображают в шлеме. Он же, за неимением шлема и приверженностью ко всему варварскому, заменил шлем кепкой.

10. В воззрениях он был нетвёрд. Сначала, подражая Стефану Иопию, объявил он себя приверженцем буддийского учения, затем, разочаровавшись, перебежал к последователям варварского культа Летающего Монстра и даже хотел посвятить ему святилище в Контактусе, но раздумал.

11. О Дурове довольно.

Примечание редакции. О Дурове см. также рассказ мастера Ле Нина «Дуровинда и Хануман»