Top-soc

Древний Улюлюйск

Об Улюлюйске писали многие античные авторы, включая Геродота, Страбона, Азиния Поллиона, Корнелия Непота и Диогена Лаэртского. Крупнейшим памятником величию древнего Улюлюйска является сочинение Путинида из Селигера — О знаменитых мужах (De viris illustribus) в 14 856 книгах. Сочинение долго считалось утраченным, пока улюлюйские краеведы не нашли в районной библиотеке 578 из 14 856 книг. Малая толика, но и она позволяет судить о славе древнеулюлюйского оружия, блеске улюлюйских властителей и богатом культурном наследии нашего края.


Официальные аккаунты Путинида в социальных сетях, созданные благодаря изобретённой КБ им. Петрика машине времени: ВКонтакте | Facebook | Livejournal

На фото: бюст Путинида из Селигера

Борис Иудей (BORISVS IVDAEVS)

(Из сочинения Путинида из Селигера)

1. Борис Иудей, прозванный также Бичом Божьим, достиг могущества, не будучи Цезарем или Августом и не занимая никакой значимой должности. Оставаясь по видимости частным человеком, он сосредоточил в своих руках необъятную власть и наводил ужас на граждан Империи.

2. О происхождении его ничего доподлинно неизвестно. Сам он возводил свой род по отцу к иудейскому царю Давиду, а по матери к Геркулесу, один из сыновей которого будто бы бежал в Иудею, где породнился с царским родом. Многие сведущие люди, впрочем, оспаривают это, называя Бориса вольноотпущенником или даже беглым рабом божественного Бориса, получившим своё имя от патрона за какие-то услуги постыдного рода. Из-за этого-то сходства имён многие писатели путают божественного Бориса и Бориса Иудея, приписывая злодеяния одного другому и даже считая их за одного человека. Что касается родства с Геркулесом, то своим происхождением эта басня имеет единственно хвастовство Бориса Иудея, не желавшего сносить упрёки сенаторов в низком происхождении.

3. Рассказывают, что в молодости он стал известен как геометр и даже удостоился лаврового венка на состязании философов. Я и сам видел на форуме таблички с именем Бориса Иудея, где он называется победителем в состязаниях философов. Это, между прочим, доказывает, что неправы те, кто считает Бориса Иудея и божественного Бориса за одного человека. Ведь божественный Борис не был ни философом, ни геометром, но только жрецом Маркса.

На фото: Борис Иудей. Фрагмент бронзовой таблички

4. Видя, что геометрия не способна удовлетворить пожиравшего его честолюбия, Борис оставил учёные занятия и занялся торговлей, причём не брезговал гнуснейшими приёмами, от которых краснеет торговец подгнившими фруктами. Более всего он любил разорять большие имения, которые затем распродавал по частям. Так разорил он мастерские, изготавливавшие самодвижущиеся колесницы, и множество других хозяйств самого разного достатка, не щадя ни богатых, ни влачивших жалкое существование. Не зная, куда девать деньги, он заимствовал у варваров из-за лимеса моду на прогулочные галеры. Желая показать свою власть, он снаряжал галеру и разъезжал на ней по реке, ударяя в барабаны и трубя в рог, в особенности если по близости был дом какого-нибудь сенатора. Когда же сенатор со своими рабами и клиентами выбегал из дома в страхе и возмущении, Борис выходил на палубу и насмехался над ним, приказывая забрасывать их тухлыми яйцами и объедками со своего стола.

5. Не довольствуясь властью денег, Борис решился дополнить её властью фасциев и подчинить себе самое государство.. Опасаясь, однако, ненависти народа и насмешек сенаторов за своё низкое происхождение и приверженность иудейским суевериям, Борис не выставлял свою кандидатуру на выборах, а действовал, подобно Югурте, подкупом и угрозами. И действительно, для Города он был как неприятель. Ведь если Югурта, подкупавший сенаторов, был чужеземцем и спасал себе жизнь и своё царство, то Борис был гражданином, разорявшим Отечество. Так он подкупил начальника телохранителей божественного Бориса, как говорят, поставляя ему мальчиков для утех, и в конце концов опутал сетями самого божественного Бориса. И в этом он проявлял присущее ему коварство, лишая должностей и имения тех магистратов, которые отказывались ему служить или уже не могли быть ему полезны.

6. Не был он лишён и тщеславия, которое заставляло его, по примеру Калигулы, глумиться над отцами семейств и уважаемыми людьми. Желая наполнить всю ойкумену славословием самому себе, он нанимал риторов, чтобы те восхваляли его не только в Городе, но и в самой захолустной деревне. В числе этих риторов был и Невсор, о котором я уже рассказывал. Тех же, кто подобно Цицерону, разоблачашему Катилину, осмеливался выступить против него, он приказывал убивать, закалывая кинжалами или сбрасывая со скалы. Рассказывают, что именно его клиенты убили ритора Листьева, что едва не вызвало возмущение в народе, и ритора Хлебникова, который осмелился обвинить Бориса в первом убийстве.

7. Для своих убийств Борис предпочитал использовать варваров, вербовать которых он лично ездил на Кавказ, где в это время шла несчастливая война, открытая божественным Борисом. Из этих-то восставших варваров, презрев все законы и общественную добродетель, Борис и набирал наёмников, которые за вознаграждение готовы были на самое жестокое преступление.

8. Так достиг он могущества, равного или даже превосходящего могущество цезаря.

9. Падением своим он был обязан своей заносчивости. Своим могуществом он хвалился при каждом случае. Когда же божественный Борис, как говорят, по его совету, передал власть божественному Владимиру, он и вовсе потерял разум. В каждой речи на форуме он провозглашал, что Владимир своим возвышением обязан ему и намекал, что сенату следует признать его соправителем и даровать звание Отца Отечества. Устрашённый сенат уже хотел было согласиться на эти требования, когда Владимир явился в сенат в окружении вооружённых преторианцев и запретил сенаторам даровать ему незаслуженные почести. После этого Владимир наводнил Город вооружёнными отрядами и возбудил его преследование по суду, обвинив в разорении казны и узурпации власти.

10. Видя решительность Владимира, клиенты Бориса перебежали к нему, имущество его Бориса было частью разграблено, частью обращено в доход государства. Лишённый поддержки друзей и своего состояния, Борис в одиночестве бежал на Альбион, откуда принялся слать к народу письма, обличающие Владимира, и требуя верховной власти, но ни в чём не имел успеха. Так божество наказывает смертных за их заносчивость. Презираемый свободными и рабами, гражданами и иностранцами, он жил в предместьях варварского Лондиниума, пока наконец не покончил с собой, по варварскому обычаю удавившись верёвкой.

11. Роста он был невысокого, волосы имел жидкие, но тщательно их расчёсывал, безуспешно стараясь прикрыть плешь. Женат он был трижды. В похоти он предпочитал женщин, хотя некоторые утверждают, что своим возвышением божественный Владимир был обязан необузданной страсти Бориса. Впрочем, то же говорят и в отношении Владимира и другого Бориса, цезаря, так что известие это не представляется мне достоверным. Иные также рассказывают, что он был сыном земной женщины и некоего злобного божества, желавшего с его помощью погубить Империю, или даже вовсе божеством, принявшим человеческий облик с той же ужасной целью. Приученный опытом к скептическому отношению к таким историям, я всё же считаю своим долгом пересказать эту басню. Ведь и такие слухи до сих пор ходят в народе.