Top-soc

Древний Улюлюйск

Об Улюлюйске писали многие античные авторы, включая Геродота, Страбона, Азиния Поллиона, Корнелия Непота и Диогена Лаэртского. Крупнейшим памятником величию древнего Улюлюйска является сочинение Путинида из Селигера — О знаменитых мужах (De viris illustribus) в 14 856 книгах. Сочинение долго считалось утраченным, пока улюлюйские краеведы не нашли в районной библиотеке 578 из 14 856 книг. Малая толика, но и она позволяет судить о славе древнеулюлюйского оружия, блеске улюлюйских властителей и богатом культурном наследии нашего края.


Официальные аккаунты Путинида в социальных сетях, созданные благодаря изобретённой КБ им. Петрика машине времени: ВКонтакте | Facebook | Livejournal

На фото: бюст Путинида из Селигера

Божественный Владимир. Часть третья (VLADIMIRVS DIVINVS. PARS TERTIA)

(Из сочинения Путинида из Селигера)

30. Вскоре он перешёл от безумств к преступлениям. Причина для этого была вот какая. Скифы, проживающие слева от Империии, стали тяготиться своим царём, каким-то Януковичем. Видя, что тот вознамерился увеличить их тяготы и задушить свободы, действуя по примеру божественного Владимира, они подняли восстание и вынудили Януковича удалиться из их земли. Когда божественному Владимиру сообщили об этом, он будто бы переменился в лице, как если бы ему сообщили известие о смерти близкого друга. Так он боялся потерять свою власть, хотя, как я говорил выше, уже не получал от неё никакого удовольствия.

31. Тогда он вознамерился присоединить скифов, надеясь отвлечь этим делом чернь и всадников от восстания против его власти, о чём многие уже стали сговариваться. Скифы же, по мнению многих, суть родственный нам народ, и язык их многим понятен. Многие утверждают, что и вовсе скифы не отличаются от нас, а суть часть народа, испорченная долгим пребыванием под властью варваров. И вот, зная об этом и желая напомнить гражданам о величии их народа, присоединил он сначала Тавриду, а затем продвинулся дальше в скифские земли, действуя в большей степени убеждением, чем оружием.

На фото: бронзовый асс Владимира Августа. Из раскопок виллы Кадырова

32. Так надеялся он занять все скифские земли или хотя все земли до Борисфена, однако не имел в этом успеха. Ведь если Таврида покорилась ему без сопротивления, то борисфениты разбились как бы на две партии, одна из которых приняла сторону божественного Владимира, а другая выступила за независимость скифов. Тогда-то и началась война, стоившая многих жизней и не принесшая ничего, кроме позора, хотя в первое время многие всадники и особенно среди черни и поддерживали её и вообще были озлоблены на скифов, не пожелавших признать их за соотечественников.

33. Я думаю, что божество наказало его за безрассудство, ибо спустя несколько месяцев случилась беда, едва не закончившаяся голодом. Как я уже говорил, недоброжелатели приписывали его успехи не ему самому, а высоким ценам на горючие вещества, которые он продавала варварам с большой выгодой. Вскоре после начала скифской войны цены на горючие вещества вдруг стали падать, на всё остальное же вздорожали так, что чернь едва находила себе пропитание. Многие вновь увидели себя в бедности, от которой отвыкли за последние годы.

34. Увы, и это не положило предел его безрассудствам. Ему рассказали о женщинах, которые собирают колоски, пропущенные жнецами в принадлежавшем ему имении. Рассмеявшись, на следующий день, как бы в насмешку над бедственным положением черни, он велел перекрыть ворота на лимесе и не пускать продовольствия, а торговцев хлебом обвинил в измене и казнил на площади. Узнав, что кто-то затевает на него покушение, он собрал десять тысяч наушников, которым велел подслушивать на форуме и в трактирах, а содержание их возложил на граждан новым налогом. А когда некоторые магистраты указали на непосильность этого нового обременения, он подверг их казни, как ранее хлеботорговцев.

35. Государственными делами он стал пренебрегать настолько, что даже засыпал на собраниях сенаторов, которые сам же и созывал. Единственное, что могло его пробудить - это обсуждение новой войны или какого-нибудь нового зверства. Эти последние он слушал с удовольствием и предлагал новые. Войны он стал затевать одну за одной и расходовал на них огромные средства, которые отбирал даже у ветеранов. Ведь надел земли, который был до него положен ветеранам, он сократил втрое, излишки забрав в казну и расточая доходы с них на войну и роскошества своих приближённых.

36. С соседями он то ссорился, то мирился, так что никто уже и не знал, с кем он воюет сегодня и с кем собирается воевать завтра. Вчерашний друг становился врагом за одну ночь, а спустя некоторое время вновь оказывался в друзьях. Не был в друзьях у него только народ, который под конец он стал обирать уже слишком нагло, причём усердствовал даже не столько он сам, сколько различные люди, которых он поднимал из ничтожества за заслуги весьма странного свойства. Сперва возвышал он тех, кого знал в детстве. Затем, наскучив, он обратился к мимам и преторианцам, назначая грубых солдат даже управляющими провинциями.

37. Народ, и особенно чернь, он удерживал в повиновении, набирая в немеряном числе солдат во всё новые легионы, которые он и не думал отправлять на войну, а как бы специально предназначенные для борьбы с мятежниками. Также выступал он на форуме, куда приглашались нарочно отобранные простолюдины, на вопросы которых он отвечал, как если бы божество снизошло с неба и общается со смертными. Глашатаям он велел зачитывать сводки об этих выступлениях во всех городах и даже деревнях. Граждан, которых он довёл таким образом до полнейшего ничтожества, он утешал, указывая, какого величия достигло Отечество и какой страх испытывают перед ними варвары.

Примечание редакции: Рассказ о цезаре Владимире составлен Путинидом Великим из пяти частей. В первой автор рассказывает о молодости Владимира, во второй — о его приходе к власти и первых годах правления. Третья часть посвящена последнему периоду его власти. Отдельную, четвёртую часть, автор счёл необходимым посвятить финансам и экономике. Пятая часть — описание внешности, привычек и личной жизни Владимира.